МВД предлагает запретить бить детей и ввести наказание за домогательства

1

В 2018 году МВД представит концепцию закона, по которому в Беларуси появятся понятия «экономическое насилие», «преследование», «домогательство», а список тех, кого можно будет обвинить в домашнем насилии, будет расширен. Ведомство также предлагает официально запретить бить детей. Об этом TUT.BY рассказал начальник управления профилактики милиции общественной безопасности МВД Олег Каразей.

Art_postel_rec

 

Олег Каразей, начальник управления профилактики милиции общественной безопасности МВД: “С 2014 года действует много положений, которые касаются насилия в семье. В законе, помимо самого понятия насилия, в семье появились и конкретные меры индивидуальной профилактики, которые мы можем применять. Но мы столкнулись с тем, что норм закона всё равно не хватает. Сейчас мы говорим что насилие в семье — это действия физического, психологического и сексуального характера, совершённые членом семьи по отношению к другому члену семьи. Всё логично и понятно, но международные подходы выделяют ещё и экономическое насилие, а у нас его нет. Это запрет на образование жены, запрет на карманные деньги, запрет на покупки каких-то необходимых обновок, полный контроль всех трат, проверка чеков и т.д. Мы предлагаем ввести это понятие”.

Предлагается расширить круг тех, на кого распространяется действие закона о домашнем насилии. Сейчас это члены семьи — близкие родственники, любые другие люди, с которыми человек живёт и ведёт общее хозяйство. Определение не учитывает тех, с кем раньше такие отношения были, а затем прекратились. Это бывшие супруги, бывшие сожители, близкие родственники, с которыми человек сейчас не живет. Например, часто бывает, что взрослые дети, которые нигде не работают, приходят к своим родителям и забирают последнее, и это сопровождается насилием.

Сейчас, если есть насилие в семье, жертва имеет право переночевать в кризисной комнате. К агрессору может быть применено и официальное предупреждение, и защитное предписание, он может быть поставлен на профилактический учёт. Если же закон на таких людей не распространяется, то приходится действовать на общих основаниях. Убьют — будет расследоваться убийство, изобьют — будет расследоваться факт причинения тех либо иных телесных повреждений. А с точки зрения профилактики — ничего.

15
Гонолулу — первый крупный американский город, в котором штрафуют за использование телефона при переходе дороги

По статистике, более 83% дел в семье совершается в состоянии алкогольного опьянения. Сначала люди пьют, потом начинается выяснение отношений, затем доходит до избиения. И надо понимать, что 83% — это только то, что доказано. Не во всех случаях можно доказать, что человек был пьян.

При этом уточняется, что не нужно вводить ответственность за экономическое насилие – его очень сложно доказать. Но о нем нужно говорить, потому что жертва должна понимать: то, что сейчас происходит — тут запрещает, на это не даёт деньги, забирает зарплату — это ненормально, это не семейные отношения в том виде, в котором они должны быть. Понятие надо ввести, чтобы объяснять, что эта ситуация — предвестник более серьёзных последствий. Домашнее насилие развивается по нарастающей. Сначала это психологическое и экономическое насилие, ограничения, потом небольшие «наказания за провинности» — в виде несильных ударов, шлепков. Но дальше будут более сильные избиения, с более тяжкими последствиями.

Олег Каразей, начальник управления профилактики милиции общественной безопасности МВД: “Мы ориентируемся на рекомендации Стамбульской конвенции Совета Европы 2011 года о предупреждении насилия в отношении женщин и домашнего насилия. Это самый передовой международный документ. Конвенция рассказывает о том, что должно реализовать государство, чтобы предупредить насилие и защитить его жертв. Для начала — обучать исключению дискриминационных подходов, равенству полов, недискриминации по признаку пола. Этому надо учить в школах, в вузах — все должны с самого раннего детства быть приучены к тому, что мы равны — нет ни дискриминации, ни привилегий в зависимости от пола. Надо готовить специалистов, которые будут работать, учитывая гендерный аспект. Государство должно давать защиту тем своим гражданам, которые сталкиваются с насилием. Это возможность получения психологической и социальной помощи, у нас её предлагают в территориальных центрах обслуживания населения. Кризисные комнаты, когда надо где-то переночевать, — они есть у нас в каждом районе. Нужно поддерживать НГО, которые борются с насилием. И надо вводить наказание за все виды насилия в семье”.

В 2012 и 2014 годах были проведены социологические исследования, которые показали разные результаты. В 2012 году каждая 10-я женщина сказала, что сталкивалась с домашним насилием, в 2014-м — каждая третья. Сейчас планируется проведение глобального исследования с большим охватом, и тогда можно будет говорить о реальной оценке.

По статистике, по уголовным делам, которые классифицируются как домашнее насилие (а таких примерно 2000 в год), жертв 50 на 50 — половина женщины, половина мужчины. Но среди агрессоров, тех, кто совершает насилие, почти 90% мужчины. Они избивают не только женщин, но и отцов, братьев, детей. А вот если взять убийства и тяжкие телесные повреждения, то мужчины виноваты в 70% случаев. Каждое третье тяжкое преступление при насилии в семье совершает женщина.

Олег Каразей, начальник управления профилактики милиции общественной безопасности МВД: “Часто возмущаются: разве нет случаев, когда женщины мужиков бьют? Классический вариант — жена со скалкой. На самом деле, мы встречали такое в практике, но это единичные случаи. Подавляющее большинство женщин совершали тяжкие преступления, именно защищаясь или превентивно защищаясь, чтобы не побили. Часто как бывает: женщина на кухне чистит картошку, приходит муж, начинает устраивать скандал, бить. И она бьёт его ножом. Тут не будет необходимой обороны — нет оснований утверждать, что муж хотел её убить. Необходимой оборона признается тогда, когда вред, который был нанесён в результате защиты, сопоставим с вредом, который ожидает потерпевший получить в результате противоправных действий. То есть ты должен бояться, что тебя убьют. Когда тебя просто бьют, ножом защищаться нельзя, потому что это не защита, а акт агрессии в ответ”.

По статистике за прошлый год зафиксировано 82 факта насилия в семье в отношении детей: в том числе 24 угрозы убийством, 11 фактов истязания, 14 — причинение лёгких телесных повреждений, 26 изнасилований и насильственных действий сексуального характера — это практически каждое третье преступление. Из года в год число растёт. И в приёмных семьях такие факты есть, и со стороны сожителей матерей. В последнее время регистрируется насилие именно родными отцами.

В 2014 году были введены защитные предписания. В 2017 году их было выдвинуто около 5 тысяч раз. В рамках этой меры на срок от 3 до 30 дней нарушителю может быть предписано покинуть совместно занимаемое с жертвой насилия в семье жилое помещение и запретить любым образом устанавливать контакт — по телефону, интернету и т.д. Когда жертва сама решает уехать из дома устанавливаются такие же запреты: не посещать, не контактировать, не писать в интернете. Однако сейчас нет ответственности за то, что предписание нарушается – в этом случае нарушитель привлекается за неподчинение законному требованию сотрудника милиции. Но уже в первом чтении принят закон, в котором будет за подобное нарушение введён штраф или арест до 15 суток.

Олег Каразей, начальник управления профилактики милиции общественной безопасности МВД: “Ещё один момент — есть ограничение по применению защитного предписания: сначала нужно официальное предупреждение, до этого привлечение к административной ответственности. Но в большинстве случаев жертва нуждается в защите здесь и сейчас. Мы предлагаем разделить защитное предписание на два блока. Срочные запретительные приказы, когда выявили проблемы, на срок до 10 суток, а дальше уже продление в судебном либо прокурорском порядке. А если начнётся раздел имущества или бракоразводный процесс, предусмотреть возможность увеличения срока до полугода и более. Идеальный вариант — введение альтернативной ответственности за насилие в семье — прохождение коррекционных программ. Во многих странах мира, в том числе у наших соседей — в Польше, Украине, Литве, — такие попытки делаются. Было бы хорошо, чтобы вместо штрафа агрессор посетил 10 часовых занятий. Методику работы с агрессорами мы уже разработали. Но вопрос в том, кто сможет провести такую работу. Есть психологи в территориальных центрах, в НГО, но надо признать, что мы не можем сегодня покрыть этой услугой всю страну. А мы бы хотели к этому прийти — и будем этого добиваться”.

comments powered by HyperComments